+7 (812) 407-37-61
sdubovik@bolshe.su

Несколько слов об HR-ах начала XX века

11 января 2018

«Знаменитая контора по найму кухарок, бонн и гувернанток, на Владимирской улице походила на настоящий рынок невольников. Чаявших получить место выводили по очереди. Дамы их обнюхивали и требовали аттестаций. Аттестация совершенно незнакомой дамы, особенно генеральши, считалась достаточно веской, иногда же случалось, что выведенное на продажу существо, присмотревшись к покупательнице, фыркало ей в лицо и отворачивалось. Тогда выбегала посредница по торговле этими рабынями, извинялась и говорила об упадке нравов.»

Осип Мандельштам «Воспоминания. Шум времени.»


Рекомендательные конторы были посредниками между работодателем и слугой. В 1907 году русский экономист К. Флеров писал о них: «Эти конторы большей частью содержат женщины; ближайшая их цель — нажива, и если судить по массе злоупотреблений, которые допускают хозяева этих контор, то станет ясным, что польза, приносимая ими, ничтожна».

Сплошь и рядом, писали «Русские ведомости», эти конторы берут с прислуги последние гроши и не дают никакого места или рекомендуют первые попавшиеся места, так как конторы заинтересованы в том, чтобы прислуга меняла возможно чаще места, ибо при каждой перемене места контора взимает вновь 25 копеек с рубля. Кроме того, для скорого получения места было необходимо дать 2-3 рубля писцу или другому служащему конторы, иначе человек рисковал не попасть на место в течение долгого времени.

Но контора лишь подыскивала место работы, не оформляя никакого договора между господином и слугой. Прислугу нанимали на словах. О правах речи не шло вообще. Если прислуга соглашалась на эти условия, она отдавала свой паспорт и поступала в полное распоряжение хозяев — без определенного рабочего дня, без определенных обязанностей, без обязательств со стороны работодателя. Многие годами работали без выходных, не зная отдыха даже в праздничные дни, не имея никакой возможности повидаться с родными или даже сходить в церковь. Наниматель прислуги, зная, что перед ним неграмотные и неразвитые деревенские люди, искренне полагал, что они нуждаются только в еде и сне.

Условия жизни тоже мало отличались от тех, что были в дореформенных дворянских усадьбах. Вся домашняя прислуга, за исключением прачек и отчасти швейцаров, жила в домах и квартирах своих хозяев.

«Комнату свою редко где прислуга имеет, многим из нас приходится жить в душных кухнях или, еще хуже, спать где-нибудь в проходном коридоре, в сыром, грязном углу»,— говорилось в 1905 году в «Северном голосе».