О доказательствах своей крутости, а также о «витринах» успешности и «подмигивании» статусного потребления

7 апреля 2019

Нам, безусловно, приходится, в силу необходимости социальных взаимодействий, что-то демонстрировать окружающим. Тем более, что от продемонстрированного часто зависит наше душевное и материальное благосостояние.

Чем менее выражено в человеке стремление что-то доказать в виде прямой демонстрации, и чем больше процесс демонстрации выражен в виде намека, полунамека, «подмигивания», тем на сегодняшний день результат демонстрации и доказательства становится эффективнее.

Если проследить эволюцию того, какие этапы проходят люди в демонстрации статусности и успешности, то можно заметить явно выраженный уход от показушности в сторону обезразличенного к публичной демонстрации, молчания.

Чем менее выражено в человеке стремление что-то доказать в виде прямой демонстрации, и чем больше процесс демонстрации выражен в виде намека, полунамека, «подмигивания», тем на сегодняшний день результат демонстрации и доказательства становится эффективнее. Если проследить эволюцию того, какие этапы проходят люди в демонстрации статусности и успешности, то можно заметить явно выраженный уход от показушности в сторону обезразличенного к публичной демонстрации, молчания.

Например, старые вещи говорят о благосостоянии их обладателя, порой, больше, чем эксклюзивные новые вещи. Я имею в виду те старые вещи, которые можно продолжать использовать длительное время. Ведь для этого они должны быть прочными, надежными, хорошо сделанными и, скорее всего, дорогими.
Понятно, что двухвековой антиквариат говорит о благосостоянии больше, чем новый комплект мебели, а старый, но держащий форму портфель опишет достаток владельца лучше новой сумки.

Есть прелесть в том, что степень силы и границы этой восприимчивости для разных людей лежат в отличающихся плоскостях, что и рождает разные продукты, товары, бренды, модели поведения и модели потребления.

Существует проблема намеков для тех, которому нечего показать. Они были бы рады продемонстрировать высокий уровень потребления и статусные атрибуты, но не имеют такой возможности. Это также понимают те, кто, обладая достатком и статусными атрибутами уже в демонстрации собственного социального и материального положения не нуждаются.
Тогда для создания разницы между собой и теми, кто их уровня не достиг, им приходится малыми порциями впрыскивать в окружающую среду небольшое, но убедительное количество намеков и «подмигиваний» относительно имеющегося достатка и ресурсов, дабы социальная среда воспринимала их на должном уровне.

В бизнесе нечто подобное демонстрируют организации, участвующие в ежегодных выставках в сложившихся и устоявшихся отраслях. Собственники и топ-менеджмент спокойно говорят о том, что участие в выставке не приносит прямую прибыль в виде новых контрактов и клиентов. Такие выставки носят в значительной степени имиджевый характер и должны показать участникам (а ещё лучше, тонко намекнуть), что наш бизнес в порядке, дела идут хорошо, а эти 5 миллионов рублей, что мы потратили на стенд, сотрудников и место, в сущности, для нас незаметная ерунда.

Или, например, как описал HR-директор международного холдинга один из личных критериев выбора тренера для проведения обучения сотрудников компании: чем меньше у тренера (с Х-лет опытом работы) в профиле соцсетей фотографий с тренингов и чем меньше фотографий на фоне участников, тем выше вероятность, что он имеет достаточный опыт проведения обучающих мероприятий, не воспринимая каждое новое из них как уникальное событие (посмотрите все! у меня есть работа!). Сравните с бухгалтерами, которые не постят направо и налево «а вот мы с девочками закрыли НДС за квартал», или кассиром Восьмерочки, не снимающегося на фоне очереди покупателей «вот ещё мои клиенты, энергия…, позитив…, вы лучшие…, такая отдача…, ещё увидимся…».

Одна из частностей «подмигивательности»: есть большая разница в терминологии и поведении «человека разбогатевшего» и «человека обеспеченного». В первом случае в поведении человека будет заметно присутствовать так называемое «показное потребление», использование брендов, про которые однозначно понятно, что они стоят дороже аналогов, обязательное публичное демонстрирование атрибутов разбогатевшей жизни. Во втором случае демонстрирование своего материального обеспечения человеку не требуется, поэтому показное богатство и любая демонстрация статусности и принадлежности к эксклюзивному потреблению стремится к нулю.
Именно вторая модель поведения ближе к поведению-намеку, в отличие от первой, которая никак не может обойтись без громкого заявления о себе и о своей цене.

В мире брендов премиального сегмента вы всегда сможете найти продукцию как для первых, так и для вторых. Крупные лухури лейблы – один из знаковых показателей товаров для «разбогатевших». Тихие, не дающие скидок и не проводящие акции, бренды «широко известные в узких кругах» – ориентируются в основном на поведение-полунамеки.

Наши «витрины» богатства, успеха и достижений, как и демонстраторы практически всего, эволюционируют в сторону намеков и подмигивательности. По-видимому, это будет продолжаться до тех пор, пока не станет носить перенасыщенно массовый характер.
Тогда намеки эволюционируют во что-то ещё. Например, в создание «гендира личности» – человека, который будет вести социальную жизнь и активности за тебя (генеральный директор тебя), а сам ты уедешь туда, куда никто от тебя ничего не ждёт, не хочет и не напрягает (собственник жизни).

Либо в будущем «витрины» успешности обретут какие-то иные формы.


Косвенные данные как инструмент выявления потребностей клиентов и немного практики КГБ по раскрытию чужих агентов.

О чем молчат, когда говорят о клиентоориентированности

Поделиться:
0
//Замените .xoo-wsc-basket вашим классом, который отображает корзину в CSS